Упражнения с рублём. Как повлияет на нашу жизнь новая волна санкций?

Опубликовано: 19.04.2018 14:29
Все материалы сюжета Санкции в отношении России и ответные меры РФ

События прошлой недели показали: обрушить экономику той или иной страны могут даже сообщения в Твиттере. Какие уроки необходимо извлечь из очередного витка санкционной войны, чтобы Россия с меньшими потерями могла переносить новые удары?

Тянем-потянем, глядишь, и вытянем курс рубля на прежний уровень.
Тянем-потянем, глядишь, и вытянем курс рубля на прежний уровень. © / Shutterstock.com

Надо ли спасать олигархов?

Как отечественная экономика будет выживать в новых условиях? Оказалась ли она готова к столь жёсткому прессингу? Размышляет директор Института актуальной экономики Никита Исаев.

Ресурсов нет?

— На протяжении многих месяцев на «санкционном фронте» наблюдалось относительное затишье. Однако события прошлой недели показали: США готовы пойти на самые решительные меры. Санкции в их нынешней формулировке не только ставят крест на сотрудничестве десятка россий­ских предприятий с Америкой, но и затрудняют внешне­торговую деятельность с другими неевропейскими странами: долларовые операции теперь невозможны.

Российская экономика сейчас находится в крайне уязвимом положении: прошлогодний рост ВВП был вызван подъёмом цен на нефть, объём внутреннего рынка не растёт. Россия остаётся крайне зависимой от внешнеэкономических отношений. Для того чтобы противостоять санкциям, необходимо иметь промышленность, выпускающую уникальную, конкурентоспособную на мировом рынке продукцию, чтобы ограничения в её поставках были невыгодны Западу, и обширный внутренний рынок, позволяющий предприятиям обходиться внутренними ресурсами. Ни того, ни другого у нас нет.

Компании, попавшие под санкции, были выбраны неслучайно. С «Газпромом» у США идёт борьба за европейский рынок: газ, подаваемый по трубе, обходится дешевле, чем сжиженный из США, поэтому в конкурентную борьбу привлекли политику. «Базэл», «Русал» — это олигархические структуры, которые зависят от экспорта. Например, 14% выручки «Русал» получал от экспорта в США.

Кстати, с алюминием не всё так однозначно. Цены на него на мировом рынке растут (примерно +20%) за год, и без одного из гигантов отрасли потребителям алюминия во всём мире будет нелегко.

Кстати

Под санкции попали:

Бизнесмены: Олег Дерипаска, Игорь Ротенберг, В­иктор Вексельберг, Андрей Скоч, С­улейман Керимов и др.

Юридические лица: Агрохолдинг «Кубань», «Базовый элемент», EN+, «Группа ГАЗ», ООО «Газпром бурение», UC Rusal, ОАО «ЕвроСибЭнерго», ОАО «ЭнПиВи Инжиниринг», «Ренова», Рособоронэкспорт, РФК-Банк, «Русские машины».

Топ-менеджеры госкомпаний: Андрей Костин (глава ВТБ), Андрей Акимов (председатель правления Газпромбанка), Владимир Богданов (глава «Сургутнефтегаза»), Алексей Миллер (глава «Газпрома»).

Дорогу — «малышам»

Правительство объявило, что разработает меры спасения предприятий, попавших под санкции. Рассматриваются и достаточно радикальные: создание офшоров, через которые «провинившие­ся» компании смогут проводить финансовые операции. Естественно, тут же зазвучали вопросы: а так ли надо за счёт бюджета спасать олигархический бизнес? На мой взгляд, как бы ни была сильна в нас жажда социальной справедливости, как бы ни хотелось умерить аппетиты этих людей, оставлять попавших под санк­ции олигархов на произвол судьбы нельзя. Помощь нужна — как минимум ради сохранения на этих предприятиях рабочих мест. Только на «Русале» трудятся 72 тыс. человек. Многие заводы по производству алюминия являются градообразующими.

Но как помочь правильно? Идеальным вариантом было бы естественное динамичное развитие малого и среднего бизнеса, который создавал бы новые рабочие места. Но на протяжении долгого времени правительство подобных шагов не предпринимало, а в одночасье тысячи новых рабочих мест не создать.

Первой и самой безобидной мерой могла бы стать реструктуризация долларовых долгов, выданных российскими банками, и перевод их в иную валюту. К примеру, долг «Русала» перед Сбербанком составляет 4,2 м­лрд долл., выплатить которые нет возможности из-за новых о­граничений.

Вкладываться в себя

К счастью, американское правительство не торопится принимать уже озвученные ими санкции, направленные против российского госдолга. Потому как иначе государству пришлось бы выкупать бумаги у иностранных инвесторов на 40 млрд долл. А эти день­ги нужно ещё где-то взять. Чтобы изыскать средства, доходность облигаций федерального займа (ОФЗ) последующих выпусков пришлось бы значительно поднять, чтобы хоть как-то сохранить интерес инвесторов к гособлигациям. А это дополнительные расходы. Реализовали бы очередные меры по принуждению банков к выкупу ОФЗ — у ЦБ для этого есть инст­рументы. Но из-за этого банки будут меньше зарабатывать, что приведёт к росту ставок по кредитам и снижению доходности по депозитам.

А вот заморозка вложений России в американский госдолг вполне возможна. Россия на этом может потерять 97 млрд долл. — это 6 трлн руб.!

Главный минус политики вложений в американский госдолг, которой придерживались наши финансисты все последние годы, — эти деньги не работают в российской экономике. Они могли бы пойти на развитие инфраструктуры, образования, науки, на поддержку высокотехнологичной промышленности. Да, уровень инфляции тогда был бы выше. Но что толку от рекордно низкой инфляции в 2%, если у нас нет перспектив развития? К тому же инвестиции в собственную экономику могут оказаться куда доходнее, чем в американские бумаги, практически не приносящие дохода.

Чем лечиться?

Депутаты Годумы предлагают ввести запрет на поставку в страну импортных лекарств.

— Реагировать на политическую агрессию США, безусловно, надо, — считает президент Лиги защитников пациентов Александр Саверский. — Но так, чтобы это не стало санкциями против собст­венного народа. Законопроект об ответных мерах предполагает запрет лекарств, назначаемых при самых тяжёлых заболеваниях (кардио- и онкопациентам и др.). Формально туда планируют включить препараты, у которых есть отечественные аналоги. Но, поскольку импортозамещение в фармацевтике ещё не отлажено, подобный ответ поставит под удар самых незащищённых граждан.

Что у России в заначке?

Ответом на американские санкции может стать ограничение ввоза в Россию сырья и продуктов. А наших собственных резервов хватит?

— Угрозы продовольственного кризиса нет, — уверен руководитель Центра международного агро­бизнеса и продовольственной безопасности РАНХиГС Анатолий Тихонов. — Агропромышленный комплекс России сейчас может бесперебойно обеспечивать страну минимум 5 лет всеми о­сновными продуктами.

С 2014 г. импорт продовольст­вия упал на 29%. В 2017 г. со­бран рекордный объём зерновых и зерно­бобовых культур — 135,4 млн т. Производство мяса за 5 лет выросло на четверть. Не решена проблема только с пищевой солью и молоком. Усиление санкций может осложнить поставки техники и семенного материала. Для российских аграриев могут закрыться рынки Европы и США. Но конкуренты нас и раньше туда не пускали. Основные направления российского продовольственного экспорта — Египет, рынок ЕАЭС, Ближний Восток, Африка, Китай. Из торговой войны, которую Дональд Трамп объявил Китаю, тоже можно извлечь пользу. Китайцам придётся искать новые источники импорта продовольствия взамен компаний из США и Европы. И Россия может их здесь потеснить.

Как Белоруссия выжила под санкциями?

Белорусы 20 лет живут под санкциями и не замечают этого.

Если в белорусской глубинке спросить у местного жителя, что он знает о санкциях, он вспомнит о штрафных мерах, которые Запад ввёл в отношении России. Эта тема в республике широко обсуждается. Но тот же житель, вероятно, очень удивится, если ему сказать, что его родное государство последние два десятилетия само находится под ограничениями США и Е­вросоюза.

Да, в 2015 г. США при­остановили действие санкций в адрес ряда белорусских предприятий, в 2016 г. Евросоюз снял большинство ограничительных мер. Но в конце XX в., на заре становления независимой Республики Беларусь, как у Вашингтона, так и у Брюсселя постоянно находились поводы для выражения недовольства. Основные претензии касались положения с правами