Последний довод

Опубликовано: 21.05.2016 21:19
Плотник

Не может быть вполне убедительным и последний довод ученых, отрицающих существование Иисуса, именно, спорность заметки о нем у Иосифа Флавия и отсутствие упоминания римских писателей. Но, хотя большинство современных ученых считают заметку Иосифа об Иисусе целиком вставкой, находятся все же и такие, которые не отвергают заметки Иосифа целиком, но считают ее подправленной христианами. Признаем, однако, что скептики правы; пусть ни одно слово из этой заметки не принадлежит Иосифу; что же из этого? Говорят, что о столь значительном лице, как Иисус, обязательно упомянул бы Иосиф в своих сочинениях. Но в этом рассуждении есть одна коренная ошибка: если Иисус был великим учителем и чудотворцем для его последователей, то иудейское правящее общество, к которому принадлежал и Иосиф Флавий, смотрело на него, как на одного из многих народных проповедников, выдававших себя за Мессию, и при том не выдающегося в сравнении с другими. В самом деле: проповедь Иисуса была очень кратковременна, всего не более года, если верить синоптикам; в противоположность другим «царям иудейским», поднимавшим восстания и группировавшимся вокруг себя решительных, боевых противников господствовавшего строя, Иисус не призывал к восстанию, или не успел призвать к нему. До прихода в Иерусалим Иисус, по-видимому, не был даже известен и римским властям; а когда он был представлен на суд Пилата, то последний, при всей строгости и подозрительности, свойственной римским прокураторам в постоянно волновавшейся Иудее, не находил достаточных оснований для смертного приговора и осудил Иисуса только под давлением синедриона. Так Иисус был казнен в числе многих других, падавших жертвою римских и иудейских властей. Все это показывает, что для иудейского правящего общества Иисус был одним из рядовых врагов, но не из главных; и то обстоятельство, что правящие круги иудейского общества не оценили истинного значения Иисуса, свидетельствует только о их близорукости, которою они отличалась и в других отношениях. Если римские писатели не упоминают об Иисусе, то это объясняется молчанием иудейских источников — все свои сведения об Иудее и событиях в этой стране римские писатели почерпали почти исключительно из иудейских источников.

Итак, мы считаем, что Иисус был действительным, историческим лицом. Но вся задача заключается в том, чтобы установить, что именно он проповедовал, какие ставил себе цели и какими средствами хотел их достигнуть. Задача эта крайне трудная. Как мы видели, синоптики не были очевидцами деятельности Иисуса, писали по устным преданиям и разным записям слов и дел Иисуса и вложили в уста Иисуса много изречений чужих, которых он не мог произносить. Если мы выделим все то, что не может наверное принадлежать Иисусу, останется еще очень много изречений. Принадлежат ли все они Иисусу или нет? Если не все, то какими способами можно выделить те изречения, которые несомненно должны принадлежать Иисусу? Если такой способ существует, то стоит заниматься проповедью Иисуса; если такого способа нет, то лучше прямо сказать: основателем христианства первые христиане считали назаретского плотника Иисуса, казненного в 30 или 31 г. нашей эры; но каково было содержание его проповеди, мы наверное не знаем, так как в евангелиях его изречения безнадежно спутаны и смешаны с изречениями его последователей.

Но понятно, что те ученые, которые считают Иисуса историческим лицом, не хотят сказать: «не знаем», К сожалению, громадное большинство этих ученых принадлежат к числу богословов, главным образом немецких. Эти богословы имеют большие заслуги перед наукой: они долго и много занимались исследованием новозаветной литературы и сделали относительно ее происхождения, состава и характера те общепризнанные в науке выводы, которые изложены в первой главе. Но когда те же критические богословы начинают рассказывать о проповеди Иисуса, то из ученых они превращаются в завзятых церковных проповедников. Многие из них, и притом такие выдающиеся, как Гарнак, Вернле или Юлихер, приписывают Иисусу те изречения? которые соответствуют современным протестантским взглядам на христианство, соединяют их одно с другим так, чтобы показать, что в проповеди Иисуса действительно заключается единая, истинная, высшая религия. Толкуя изречения Иисуса, они влагают в них особенный, духовный смысл, сообразно с современной философской моралью, забывая, что для толкования изречений Иисуса надо обращаться не к современным учителям нравственности, а к тем ожиданиям, настроениям и мечтам, которыми горели слушатели Иисуса, и которыми горел он сам. Из всех ученых, писавших о жизни Иисуса, только один французский Ренан попытался рассказать об Иисусе не как богослов, но как художник психолог. Но Ренан приписал Иисусу очень много такого, чего Иисус не говорил; например, многие речи Иисуса, находящиеся в четвертом евангелии, Ренан считает подлинными речами Иисуса. Кроме того, многие поступки и речи Иисуса Ренан объясняет совершенно произвольно, так, как кажется ему правильным. Поэтому, и «Жизнь Иисуса» Ренана не может считаться правильным изображением личности и проповеди Иисуса.

Что же дальше? Выход из этого положения только один: считать Иисуса только тем, чем он был, и не стараться набрать возможно больше изречений, которые могут ему принадлежать, а довольствоваться немногим, но несомненным. Иисус был плотником из Назарета, т. е. человеком неученым, человеком из народа, но с горячей верой в грядущее царство правды и с горячей любовью к таким же обездоленным, как и он сам. Он мог учить только тому, что могло утешить и ободрить обездоленных, и таким, каким способом вообще тогда учили проповедники и раввины. В чем искали тогда утешения обездоленные, какие были их надежды и ожидания, мы можем легко узнать из многочисленных произведений тогдашней иудейской литературы; как учили тогда и проповедники и раввины, мы также прекрасно знаем из Мишны, древнейшей части Талмуда. Наконец, Иисус был казнен за то, что объявляя себя «царем иудейским»; мы знаем, что таких «царей иудейских» было немало в то время, знаем, что означает это старинное название, и какие стремления связывались с появлением царей иудейских. Другими словами, когда мы заглянем в народную жизнь, в народные нужды и волнения того времени, мы сразу найдем ключ к разрешению загадки, личности и проповеди Иисуса.

Н. Никольский

Из книги Иисус и первые
христианские общины

Поделиться ссылкой: