Евангелия как источник Деяний

Опубликовано: 21.05.2016 21:19
Арест Апостолов

В качестве письменных источников для Деяний и главным образом первых двенадцати глав Якобсен указывает синоптические Евангелия и послания Апостола Павла. Если прежде критики Тюбингенской школы указывали на непримиримые противоречия между Деяниями и посланиями Апостола Павла, изобличавшие незнакомство дееписателя с посланиями, то теперь Якобсен, старается все содержание первых двенадцати глав Деяний вывести из посланий Павловых. Соответственно этому он утверждает, что согласие и совпадения между посланиями Ап. Павла и Деяниями перевешивают различия; последние могут получить свое объяснение в писательской способности св. Луки. Заслуга Якобсена та, что он подверг вопрос об отношении Павловых посланий к Деяниям новому тщательному исследованию, указал близкие точки соприкосновения между ними, значительно пошатнул мнение Тюбингенской школы о несогласимости их. Но сам гипотеза его о пользовании посланиями при составлении Деяний не имеет достаточной доказательной силы, обнаруживает значительную слабость.

Основное положение гипотезы Якобсена таково: «писатель Деяний излагает здесь более или менее счастливые комбинации, очевидно, примыкая к известиям, которые он нашел в посланиях Апостола Павла, иногда на основании подражаний, относительных заимствований из Евангельской истории». Сделаем сначала несколько замечаний по поводу последней половины положения Якобсена. Дееписатель, как это видно уже из первых глав священной книги, в своих сообщениях идет далее Евангельских указаний, значительно дополняет Евангельскую историю. Давно отрицательная критика, с которой в данном случае совершенно согласен Якобсен, обращала внимание на то, что сообщение дееписателя о пребывании учеников Иисуса Христа после Его смерти в Иерусалиме расходится с свидетельством синоптиков, которые местом пребывания Апостолов называют Галилею. Хотя Якобсен для объяснения такого отличия дееписателя от синоптиков предполагает, что св. Лука в данном случае последовал за апостолом Павлом, из посланий которые он мог знать не только о существовании, но и об исключительном положении иерусалимской общины, руководимой Апостолами, однако он отказывает дееписателю в данном случае в достоверности. И действительно, если св. Лука не заимствовал сведения о местопребывании Апостолов из какого-либо другого надежного источника — письменного ли то или устного, — он выдумал факт пребывания их в Иерусалиме после смерти и воскресения их Учителя. Ни из синоптиков, ни из посланий апостола Павла он не мог получить подобных сведений. Не мог он, конечно, дойти до сознания факта путем чисто априорных соображений, какие приписывает Явобсен дееписателю. Они, если и объясняют удовлетворительно сам факт, но далеко не в силах создать его. Очевидно, св. Лука имел под рукой какие-нибудь другие источники для своего повествования. — Разнится св. Лука в Деяниях от Евангелия Матфея в сказании о конечной судьбе Иуды Искариота. По Якобсену одна редакция рассказа исключает другую. Рядом с беглым замечанием св. Луки о смерти Иуды Искариотского идет в Деяниях подробный рассказ об избрании Матфея. Ни об этом избрании, ни о самом Матфея нет никакого упоминания у синоптиков и в посланиях Ап. Павла. И что особенно важно, положительно нет никаких оснований приписывать рассказ св. Луки о пополнении числа 12 апостолов измышлению его. Он нигде нс указывает на какое либо значение этого числа. Двенадцать Апостолов в полном своем составе не являются нигде действующими лицами, дееписатель находит своих главных лиц вне этого круга. Значит, дееписатель черпает материал для своих рассказов и из других, кроме Евангелия и посланий, доступных ему, источников.

Более близкое сходство между синоптиками и дееписателем можно находить в повествовании последнего о судебных процессах над Апостолами в синедрионе и первых — над Иисусом Христом. Это и не упускает подметить с особенным ударением Якобсен. «Апостолы Петр и Иоанн, а в другой раз все Апостолы (гл 5) арестованы, как и Иисус, за свою деятельность. Народ стоит на стороне христианской общины, как ранее на стороне Иисуса. Это обстоятельство в данном случае побуждает врагов Апостолов к снисходительному отношению к последним (в Деян. 5, 26 говорится об этом в синоптических выражениях: «они боялись народа, чтобы не побили их камнями»). Как в процессе Иисуса Христа, на следующее утро по взятии апостолов собирается весь синедрион (Анна, как в Евангелии Луки 3, 2 выводится «исправляющим должность первосвященника»). Как Иисуса (Лк. 20, 2; Мф. 21, 23; Мрк. 11, 27) по очищении храма спрашивали: «какой властью Ты это делаешь» в тех же самых выражениях и ученики (4, 7) слышат обращенный к ним вопрос: «какой силой или каким именем вы сделали это» (ἐν ποίᾳ δυνάμει ἢ ἐν ποίῳ ὀνόματι ἐποιήσατε τοῦτο ὑμεῖς). На последнее совпадение между дееписателем и синоптиками ранее Якобсена обратил внимание Gfrorer. На этом основании между прочим он смотрел на весь рассказ Деяний, как на сагу, отголосок Евангельских сказаний. Если этот вопрос был уместен по отношению к Иисусу, то он совсем неприложим к схваченным апостолам, потому что «по иудейским понятиям исцелять мог каждый, но изгонять торгующих из храма не всякий». Историчность повествования по Gfrorer’y подлежит таким образом сомнению.

Прежде всего рассказ Деяний об аресте Апостолов, за исключением на первый взгляд странного совпадения в формулировке вопроса, поставленного апостолам Петру и Иоанну, с синоптическим рассказом собственно о суде над Иисусом Христом имеют только внешнее сходство. И Иисус Христос, и Апостолы, говорит Якобсен, арестованы синедрионом ради своей деятельности, а за что же иное они могли бы быть схвачены? Для суда над Апостолами, как и над Иисусом Христом, собирается весь синедрион, но это объясняется важностью дела и подсудимых. Простой народ стоит на стороне Апостолов, как в процессе Иисуса Христа он стоит на стороне Его. Но появление этой черты в рассказе свящ. дееписателя объясняется не заимствованием ее у синоптиков. Напрасно утверждает Якобсен, что дееписатель «не говорит, как это случилось, что юная христианская община пользовалась народным благоволением». Немногие, но красноречивые черты, в которых Дееписатель изображает нам внутреннее состояние перво-христианской общины, вместе с чудодейственной силой, изливавшеюся в изобилии на общину чрез Апостолов, достаточно объясняют нам, почему простой народ следовал во множестве за Апостолами, постоянно окружал их и награждал их своими симпатиями. Благочестие первых христиан, их пламенная религиозная настроенность, редкое единодушие, тесная общинная жизнь, доходившая до полного братства, знамения и чудеса — все это привлекало простой народ к христианской общине. A то обстоятельство, что христианство первоначально не разрывало обрядовой связи с иудеями, еще более увеличивало расположение народа к христианской общине. Сами Апостолы, как видно из Деяний, ходили в храм, наблюдали часы для молитв, учили и проповедовали даже в храме, в притворе Соломоновом. Начальная проповедь Апостолов, сосредоточивавшаяся в положении: «покайтесь и обратитесь, чтобы загладились грехи ваши» (3, 19 ср. 2, 18), не была чем-либо неслыханным для общества. Тоже самое проповедовал Иоанн Креститель, с тем же самым призывом к покаянию обращался он к своим слушателям. Не с тех же ли слов начал свою проповедь сам Иисус Христос? Не разрывая открыто связи с иудейством, новый христианский дух, проник все человеческие отношения. Не разрушая внешней стороны принятого общежития, он все обновил внутренне. Этим объясняется народное движение в пользу христианства, обращения в христианство даже очень многих священников (6, 7) и ревнителей закона (21, 20). — Из Деяний с достаточной ясностью видно, почему народ стоял на стороне Апостолов, почему синедрион опасался схватить их, и Дееписатель мог отметить это, не прибегая к списыванию самого хода судебного процесса над Апостолами с синоптического рассказа о суде над Иисусом Христом. — В самом повествовании дееписателя о судебном процессе есть несколько черт — и притом очень важных и вполне историчных, которые резко отличают его от синоптического. Так, судебный процесс против Апостолов возбуждается по инициативе саддукеев, тогда как противниками Иисуса Христа выступают фарисеи. Из членов синедриона, кроме Анны и Каиафы, называются по имени еще Иоанн и Александр, Иисус Христос на суде пред синедрионом не говорить в свое оправдание почти ни слова. Апостол Петр, напротив, произносит целую защитительную речь. Синедрион теряется от сильной речи Апостола Петра и отпускает Апостолов без наказания. Обстановка процесса изображается в Деяниях значительно иначе, чем у синоптиков. Внимание критики должно направляться не на совпадения между Деяниями и синоптиками, а на различия, и из анализа последних заключать о той или другой степени достоверности и историчности рассказа, равно как и самостоятельности его.

При анализе повествований священной книги (4, 1—21; 5, 17—41) о судебных процессах против апостолов мы примем кстати во внимание рассуждения Сорофа. По взгляду которого в Деяниях первоначально находился один рассказ об аресте Апостолов, а другой внесен редактором Деяний, после того как сага значительно прикрасила и перетолковала само событие. Редактор не сумел скрыть совсем следов этой вторичной обработки.

Первый арест Апостолов Петра и Иоанна последовал непосредственно за исцелением хромого от рождения и речью Апостола Петра «в притворе Соломоновом» (гл. 3). «Когда они говорили к народу, к ним приступили священники и начальники стражи при храме, и Саддукеи… и наложили на них руки…. Многие же из слушавших слово уверовали» (4, 1—4). При такой обстановке были схвачены Апостолы. Последнее замечание об умножений членов христианской общины вследствие проповеди Ап. Петра вполне естественно. Оно ни в каком случае не может быть принято за вставку редактора и нисколько не нарушает связи рассказа. Дееписатель удовлетворяет этил очень понятному стремлению читателя узнать, как отразилась речь Апостолов, закончившаяся арестом их, на слушателей. Этим замечанием Дееписатель заканчивает ряд событий одного дня. Со следующего стиха (5) он начинает более или менее самостоятельный рассказ, так сказать, с новой строки, собственно о суде над Апостолами, заключенными под стражу. Самостоятельность рассказа выражается в самой конструкции речи — Ἐγένετο δὲ ἐπὶ τὴν αὔριον συναχθῆναι … ср. Лк. 3, 21.

Иван Николин

Из книги Деяния Святых Апостолов
Опыт историко-критического введения

Примечания

Поделиться ссылкой: