Партии в иудаизме и апостолы

Опубликовано: 24.05.2016 12:41
Синедрион

Инициатива преследования апостолов выходит от саддукеев и начальников храма. Главными деятелями в процессе против Апостолов выступают священники (οἱ ἱερεῖς, 4, 1; ὅσοι ἦσαν ἐκ γένους ἀρχιερατικοῦ, 4, 6; οἱ ἀρχιερεῖς 5; 24). Это вполне согласно с тогдашним строем общественно-политической жизни Иудеи. Саддукеи были официальными представителями власти и закона. Их значение в синедрионе — этом высшем правительственном учреждении иудеи — особенно усилилось со времени Ирода Великого и продолжалось во все время римского владычества. Саддукеи далеко не разделяли народной ненависти против римского владычества и не были заклятыми врагами Иродиан, как например фарисеи, напротив, они мирились с господствовавшим положением и, при помощи Иродиан и римских прокураторов, достигали высших священнических мест. По Иосифу Флавию саддукеи принадлежали к высшему аристократическому обществу — священническому. Почти все первосвященнические фамилии со времени Ирода были саддукейскими. И первосвященническая фамилия Анны, при зяте которого Каиафе были возбуждены судебные процессы против Иисуса Христа и Апостолов, вероятно, принадлежала к саддукеям или, по крайней мере, разделяла саддукейский образ мыслей. Иосиф Флавий сына Анны прямо называет саддукеем. Характеристика, которую дает Иосиф самому Анне и его семейству, заключает в себе отличительные черты саддукеев. По самому общественному положению своему саддукеи таким образом должны были прежде других выступить против новых проповедников — Апостолов. Новое учение, раздававшееся в стенах храма, который находился в непосредственном ведении священников и увлекавшее за собой народ, невольно останавливало на себе внимание священников. С тем большим интересом и смущением прислушивались они к проповеди Апостольской о воскресшем из мертвых Христе. Это учение о воскресении мертвых было самым соблазнительным для священников — в большинстве своем саддукеев. Саддукеи по Иосифу Флавию «отрицали продолжение жизни души, награды и наказания после смерти». «Души, по их учению, погибают вместе с телами» Саддукеи «глаголют не быти воскресению» (Мф. 22, 23 см. Деян. 23, 8). Некогда посрамленные Иисусом Христом (Мф. 22, 23), саддукейские священники теперь из уст Его учеников слышат учение о воскресении мертвых новое учение возбуждает «досаду» в саддукеях (Деян. 4, 2). Оно в их глазах кажется самой вредной ересью, против которой следует принять меры, привлекши Апостолов к ответственности пред высшим судебным учреждением, ведавшим между прочим дела веры и благочестия. — Но не этот, кажется, мотив был решающим у саддукейских священников при возбуждении ими судебного процесса против Апостолов. Говоря вообще, саддукеи довольно холодно и безучастно относились к делам веры и благочестия. Во всяком, случае они далеко не были ревнителями закона, какими заявили себя фарисеи. Судя по ходу повествования Деяний нужно искать другого повода у саддукеев для преследования Апостолов. Проповедь Апостолов, чудеса, совершаемые ими, обаятельно действовали на простой народ, который во множестве принимал христианство. Саддукеи, и без того вообще непопулярные в народе, неблагосклонно смотрели на умножение новой секты и возвышение авторитета Апостолов. Они «исполнялись зависти» (Деян. 5, 17). Это замечание Дееписателя характерно. Саддукеи опасались, как бы новые проповедники еще более не отчуждали народ от их влияния. А они знали, как легко было увлечь народ, воспламенить его. Многочисленные политически-религиозные народные движения того и раннего времени ясно показывали, с каким лихорадочным напряжением ожидали в Иудее чудесного вмешательства самого Бога в историю наступления Его царства на земле. Мессианские надежды, питаемые разными искателями приключений, поддерживали и усиливали в народе постоянную ненависть к римскому владычеству. Такие люди, как Февда, Иуда Галилеянин и многие другие лжепророки, выдававшие себя «за кого-то великого», быстро приобретали себе последователей. Эти и подобные примеры стояли у саддукеев пред глазами. Не напрасно Гамалиил в своей речи приводит эти примеры, указывает на результаты проповеди Февды и Иуды Галилеянина. Слова Гамалиила вскрывают тайные побуждения, которые руководили саддукеями в их преследование Апостолов. Напуганное воображение саддукеев, стоявших у власти, видело в Апостолах возмутителей общественного спокойствия, политически неблагонадежных, опасных людей. «Благословенные всеми земными благами», богатые и алчные саддукеи прежде всего и более всего заботились о том, как бы сохранить власть в своих руках, избежать всяких ссор и неприятностей со своими патронами-римлянами. Не в их интересах было поддерживать то брожение в народе, которое, выходя из мессианских надежд, связывалось всегда с мыслью о политической свободе от римлян. Если фарисеи сходились с народом в отношении к римской власти, то далеко нельзя, как мы уже показывали, сказать этого о саддукеях. Патриотизм не был отличительной чертою священников саддукейских. — Итак, саддукеи берут на себя инициативу преследования Апостолов не столько потому, что их раздражало содержание проповеди Апостольской, которая ниспровергала один из основных пунктов их догматики, сколько потому, что они смотрели на эту проповедь, как на знамя возмущения и восстания. Не сказалось ли скрытое опасение саддукеев за исход Апостольской проповеди в упреке, обращенном ими к Апостолам во время второго суда над последним «не запретили ли мы вам накрепко учить о имени семь? И вот вы наполнили Иерусалим учением вашим, и хотите навести на нас кровь того человека» (Деян. 5, 28). Критика совсем не обращает внимания на эти слова саддукейских судей, очевидно боявшихся народного возмущения. И Апостол Петр в своей ответной речи указывает именно на такие мотивы восстания саддукеев против Апостолов. Он успокаивает смущенный дух саддукеев, выставляя на вид, что, хотя Бог и возвысил Иисуса «в Начальника и Спасителя», но не для политической миссии, а для чисто-нравственной, «чтобы дать Израилю покаяние и прощение грехов» (5, 29. 32) Что саддукеи говорили позднее об Апостоле Павле, будто «они нашли его язвою общества, возбудителем мятежа между иудеями, живущими во вселенной» (24, 5), то самое думали они и теперь, ревниво наблюдая за деятельностью Апостолов, усматривая в ней опасность для общественного спокойствия.

Если мы с этой точки зрения посмотрим на ход судебного следствия над Апостолами, то в рассказе Деяний мы не найдем ничего несообразного. Дееписатель вовсе не смешивает оснований для ареста Апостолов. Апостолы берутся под стражу, как лжеучители, еретики. Самое судопроизводство направляется, как против вредных еретиков (4, 6). Такова официальная сторона дела. Но за ней скрывается другая, на которую свящ. Дееписатель дает очень ясные свидетельства в своем описании суда над Апостолами. Последние рассматриваются саддукеями, как народные возмутители. Напрасно Сороф утверждает, что для второго ареста Апостолов в 5, 17 «не указывается совершенно никакого основания… из того, что выступают инициаторами саддукеи, можно бы заключать, что их отношение к проповеди о воскресении определяет в данном случае их образ действия, но об этой проповеди мы далее не находим никакого упоминания». Так и должно быть. Дело совсем не в содержании проповеди, а в самом факте проповеди, возбуждающей народ. Сороф, очевидно, не хочет прочитать 17-й ст. до конца, где Дееписатель замечает, что саддукеи «исполняются зависти». Почему? Ответ дает та обстановка, при которой совершается второй арест Апостолов: «руками Апостолов совершались в народ многие знамения и чудеса» (V, 12), и «верующих более и более присоединялось к Господу» (V, 14). Этими словами Дееписатель проливает свет на истинный свет судебного процесса против Апостолов. Они объясняют нам сильное раздражение судей против апостолов (V, 33), странное, по-видимому, сопоставление их с Февдой, Иудой Галилеянином — демагогами со стороны Гамалиила (V, 35—36) Странным кажется Сорофу, что в рассказе Дееписателя о самом суде над Апостолами во второй раз не делается никакого намека на их чудесное освобождение из темницы, между тем как следовало бы ожидать, что этот факт станет предметом судебного обсуждения. Однако ж тут нет ничего странного, так как после исцеления Апостолами хромого судьи заявляли: «всем, живущим в Иерусалиме, известно, что ими сделано явное чудо, и мы не можем отвергнуть его» (Деян. 4,16). Чудеса Апостолов были так явны, что синедрион никак не мог отрицать фактичности их. Но что чудесное спасение Апостолов из темницы сопровождалось поражающим действием на членов синедриона, это видно из самого направления, какое принимает судебный процесс против Апостолов. Это выражается в страшном озлоблении саддукеев против подсудимых (5, 33) и в невольном обнаружении своих спасений и беспокойств (5, 28). Так поступают обыкновенно люди растерянные, пораженные чем-нибудь. Не остался без влияния, несомненно, факт чудесного освобождения Апостолов из темницы и на речь Гамалиила: «если это предприятие и это дело от Бога, то вы не можете разрушить его» (Деян. 5, 38-9). — Первый суд над Апостолами окончился простой угрозой им со стороны судей, а на втором они приговорены были к бичеванию, которому подвергались по закону еретики. Эти мягкие приговоры не соответствовали тому страстному настроению, с каким возбуждались и велись судебные процессы (5, 33). На смягчение приговоров, очевидно, влияли между прочим фарисеи. По крайней мере во втором судебном процессе более резкий приговор с несомненностью предотвращает Гамалиил. Что фарисеи держатся в процессе против апостолов примирительной тактики, в этом нет ничего удивительного. Апостолы представлялись фарисеям в ином свете, чем саддукеям. На взгляд фарисеев новые верующие были благочестивыми, строгими, по своему образу жизни очень похожими на них самих людьми. Ту ярость, которую они питали против Христа, фарисеи не имели основании переносить на Его последователей. Если что раздражало фарисеев в отношении Христа к ним, что поддерживало в них постоянную глухую ненависть к Нему, это — Его обличение и раскрытие их лицемерной святости, Его отрицательное отношение к их законной праведности и национальной исключительности. Апостолы не обнаруживали ничего подобного. Напротив, выполнением Моисеева закона, его постановлений, наблюдением часов молитвы Апостолы располагали фарисеев в свою пользу. Из среды христианского общества еще не раздавались голоса против закона Моиееева, его учреждений и уставов, еще не начинались знаменитые споры, которые вел впоследствии с синагогальными раввинами первомученик Стефан о спасительной силе страданий и смерти Христа, о преходящем значении закона и универсальности христианства. Пока еще не было выражено вслух, что новый дух Евангелия должен быть свободен от всех внешних форм обрядового иудейства, что наступило время, когда ни на Гаризиме, ни даже в Иерусалиме нужно покланяться Отцу, а везде духом и истиной. Фарисеи еще не имели повода «рваться сердцами своими против Апостолов, скрежетать на них зубами» (7, 54). — Народного возбуждения Апостолами, даже если бы оно связывалось с прямым восстанием против римлян, фарисеи не боялись. Они были добрыми патриотами и сами мечтали об одном о скорейшем избавлении от римской зависимости вместе и от ненавистного им саддукейства, которое захватило в свои руки верховное руководство в синедрионе. Гордые фарисеи страшно возмущались, что рядом с ними в синедрионе заседают саддукеи. Они полагали, что по праву им одним, как хранителям закона, принадлежит место и голос в синедрионе. Они везде любили «председания» и, добившись его в синагогах и народных собраниях (Мф. 23, 6-7), хотели достигнуть того же и в синедрионе, в чем они в доброе старое время и успевали. Фарисеи никогда не могли позабыть своей вражды к саддукеям. Чем более возвышались саддукеи, тем враждебнее относились к ним фарисеи. Факты, сохраненные книгами нового Завета, ярко говорят за это. Так, во время земной жизни Иисуса Христа, при всей своей ненависти к Нему, фарисеи с нескрываемым удовольствием слушали Христово опровержение саддукейской партии по вопросу о воскресении мертвых. «Учитель! Ты хорошо сказал», — заметили они Христу (Лк. 20, 39). Потом, на сколько они были чутки к своему достоинству — фарисеев, и как им было обидно вынужденное унижение пред саддукеями, видно из того, что они в процессе апостола Павла воспламеняются при одном напоминании последнего, что его судят за фарисейские убеждения (Деян. 23, 6). Тем более основании имели фарисеи взять под свою защиту апостолов, что и в их учении они находили не мало родственных элементов со своим. — В пользу апостолов произносит слово уважаемый раввин Гамалиил. Он, по справедливому замечанию Гаусрата, поступает в 36 году так, как в 63 году, по свидетельству Иосифа Флавия, поступили другие фарисеи в процессе Иакова праведного. Они протестовали против приговора саддукеев. Речь Гамалиила имела успех; она укротила ярость саддукеев и вызвала у Синедриона мягкий приговор по отношению к Апостолам. Действие речи Гамалиила согласно с свидетельством Иосифа Флавия об общем влиянии фарисеев в синедрионе. Не занимая там первых мест, фарисеи, однако ж, представляли такую силу, с которой приходилось считаться саддукеям. И это потому, что фарисеи имели больше веса и авторитета в общественной жизни, чем саддукеи На стороне фарисеев стоял народ, который настолько поддерживал их, что саддукеи вопреки своих собственных взглядов часто вынуждались уступать требованиям фарисеев и подчиняться им. Иосиф Флавий замечает: В суде они невольно в силу необходимости подчинялись тому, что скажет фарисей, чтобы иначе не сделаться нетерпимыми для массы. (Ant. XY1II, 1, 4). Это свидетельство Иосифа Флавия подтверждается талмудом. «Всю вашу жизнь вы учите, не применяя учения к делу», с горечью воскликнул один из Воефусимов своему отцу священнику. В ответ последовало унизительное признание, что они не могли осуществить своих воззрений на деле, но обязаны были сообразоваться с учением книжников. И в данном случае, при постановлении приговора над Апостолами, саддукеи невольно должны были сообразоваться со словами Гамалиила который был очень уважаем в народе.

Из одного уже этого беглого очерка отношений различных партий иудейства к процессам против Апостолов видно, что св. Лука излагает не «более или менее счастливую комбинацию на основании подражания Евангельскому синоптическому рассказу», но имеет в виду, независимо от Евангелия, нарисовать пред глазами читателей картину судопроизводства над Апостолами. Дееписатель при этой передаче как мы старались показать, стоит на твердой исторической почве.

Иван Николин

Из книги Деяния Святых Апостолов
Опыт историко-критического введения

Примечания

Поделиться ссылкой: