Действие закона

Опубликовано: 24.05.2016 12:41
Действие закона

ὃ γὰρ κατεργάζομαι οὐ γινώσκω· οὐ γὰρ ὃ θέλω τοῦτο πράσσω, ἀλλ᾽ ὃ μισῶ τοῦτο ποιῶ. εἰ δὲ ὃ οὐ θέλω τοῦτο ποιῶ, σύμφημι τῷ νόμῳ ὅτι καλός. νυνὶ δὲ οὐκέτι ἐγὼ κατεργάζομαι αὐτὸ ἀλλὰ ἡ οἰκοῦσα ἐν ἐμοὶ ἁμαρτία. (Рии 7, 15-17).

Вступив в область сознания, и осветив все необъятное море душевных волнений, закон пред взором человека сбросил покров с одной весьма знаменательной и вместе с тем непонятной картины внутренней его жизни. Вот она. В глубине души является сильное хотение добра. Это не простое решение воли, вытекающее лишь из предварительного размышления независимо от природной склонности человека, не одно намерение, возникшее из случайных причин по случайным мотивам (ибо в таком случае стоял бы глагол (βούλομαι, а не θέλω). Это — хотение, основанное на природном влечении, соединенное с любовью (поскольку θέλω противополагается μισέω) и в тоже время сделавшееся сознательным намерением, решением воли, одобрившей его (ст. 16). Наряду с этим хотением добра является такое же сильное и сознательное отвращение от зла, соединенное с природною ненавистью к нему (ст. 15. 19). Вслед за появлением этих душевных актов следовало бы ждать осуществления хотения, так как для этого есть все необходимые условия: природная склонность, сознательная любовь и свободное решение воли, а также отвращение к противоположному. Однако на самом деде совершается обратное. Воля человека, не смотря на влечение к добру и решение осуществить его, делает то, к чему чувствовала ненависть, т. е. злое, и не делает того, чего хотела, т. е. доброго. Итак, вот непонятное явление: свободное, сознательное «я» не то делает, чего хочет, а то, что ненавидит (ст. 15). Между желанием добра и деланием добра стоит, таким образом, какое-то непреодолимое средостение. Желание добра, при всей своей силе и при всем одобрении со стороны разума, как бы замирает, не будучи в состоянии перейти в дело. «Хотение добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу» (ст. 18). При этом в действие переходит то, что служило предметом ненависти. И это странное явление имеет характер более или менее постоянной нормы. «Я нахожу закон, что, когда хочу делать доброе, прилежит мне злое» (ст. 21).

Что же за причина этого явления?

Если бы оно состояло только в раздвоении желаний, то его можно было бы объяснить свойством свободной воли, которая может порождать в человеке противоположные желания, независимо даже от природного влечения, что показал пример Адама, в котором при безгрешной природе возникло злое пожелание. Но при таком раздвоении не исключалась бы возможность свободного выбора между различными желаниями, подавление одних и осуществление других[. Так в Талмуде часто говорится о страстях; но в тоже время за человеком признается способность подавлять в себе все греховные движения души. «Никто не грешит, если в нем нет духа глупости», сказано здесь. Ом. Grunwald. цит. соч. s. 70.]. Апостол же ясно говорит о разладе между желанием и действием и о невозможности перехода хотения добра в делание добра. Объяснять это из свободной воли нельзя, ибо она, поскольку свободна, руководится своими желаниями и намерениями. Если же она действует против них, она действует уже не сама собой, а под давлением чего то неотразимого. «Если делаю то, чего не хочу; уже не я делаю то» (εἰ δὲ ὃ οὐ θέλω [ἐγὼ] τοῦτο ποιῶ, οὐκέτι ἐγὼ κατεργάζομαι αὐτὸ — 20). Эта неотразимая сила может быть лишь в самой внутренней природе человека, как в другом, стоящем рядом со свободною волею факторе человеческой деятельности, в своих действиях почти не подчиняющемся свободному «я» и давящем на его волю. «Если делаю то, чего не хочу; уже не я делаю то, но живущий во мне грех» (ἡ οἰκοῦσα ἐν ἐμοὶ ἁμαρτία — 20), — лежащее во мне, т. е. в природе моей, начало греха. Итак причина хотения добра (θέλω указывает на природную, несвободную склонность) и делания зла лежит не в свободной воле человека, а в его природе. Самая природа его как бы распадается на две части; причем из одной происходит хотение добра, а в другой скрывается источник и причина делания зла. Первая есть νοῦς или πνεῦμα, а вторая — σάρξ.

Василий Мышцын

Глава из книги

Учение Св. Апостола Павла
о законе дел и законе веры

Примечания

Поделиться ссылкой: